sudno_opdr_lisboa.jpg


Шлюп ВостокСто девяносто семь лет назад Ф, Ф. Беллинсгаузен записал в дневнике:

«Невозможно выразить словами радости, которая явилась на лицах всех при восклицании берег! берег!»

22 (10) января 1821 г. на шлюпах «Восток» и «Мирный» трижды прогремело «Ура».

Русская антарктическая экспедиция открыла самый южный остров, назвав его именем Петра I. К тому времени русские моряки уже имели некоторый опыт антарктического плавания.

За год до этого 28 (16) января 1820 г. они впервые увидели антарктический берег и тем самым открыли неизвестный южный материк. Обнаружив остров Петра I, они справедливо предположили, что вблизи должны быть еще другие берега. Действительно, 29 (17) января 1821 г. был открыт Берег Александра I. Это ещё в большей мере убедило их в том, что ими открыт южный материк, на поиски которого они были посланы.

«Русским предоставлена была честь впервые приподнять угол завесы, скрывающей отдаленный таинственный юг, и доказать, что за ледяною стеною, его опоясывающею, таятся острова и земли».

Так оценивал итоги первой русской антарктической экспедиции один из ее участников мичман П, М. Новосильский.

Загадка, поставленная ещё древними греками и в течение многих веков волновавшая умы географов и мореплавателей всех народов, наконец была решена. Открытие Беллинсгаузеном и Лазаревым антарктического материка, как и острова Петра I и Берега Александра I, явилось результатом развития отечественной науки и практики мореплавания.

Остров Петра I

Остров Петра I

Поэтому их нельзя ставить в ряд с другими, случайными открытиями, сделанными в южных полярных водах охотниками за китами и тюленями, как это было, например, с американским китобоем Палмером, случайно обнаружившим в ноябре 1820 г. к югу от острова Дисепшен, в районе которого производилась охота, неизвестную землю.

Остров Александра I

Земля Александра I

«Южная земля» появилась на географических картах задолго до её открытия. Еще древние греки изображали противолежащей Арктике - северной области Антарктику - южную область, в которой, по их мнению, должны находиться обширные массивы суши, уравновешивающие известные им земли на севере. За неизвестную южную землю (Terra Incognita Australis) мореплаватели принимали берега многих островов, открытых ими в южном полушарии. Но более поздние исследования обнаружили ошибки. В противовес гипотезе о существовании южного материка возникла новая о том, что его вообще нет в природе.

На фоне различных фантастических представлений и малообоснованных предположений о южном материке ярко выделяется теория великого русского ученого М. В. Ломоносова. За 59 лет до открытия Антарктиды М. В. Ломоносов научно доказал существование южного материка и объяснил его природу. Свои выводы он строил прежде всего на основании теории происхождения айсбергов. В трактате, представленном Шведской академии наук в 1761 г. «Мысли о происхождении ледяных гор в северных морях», М. В. Ломоносов впервые в науке установил классификацию морских льдов и дал объяснение их происхождения.

Он различал три вида льдов:

  • салоединственные льды, образующиеся в самом море;
  • стамухи - пресные большие льдины и ледяные поля, зарождающиеся в условиях рек, и
  • падуны - громадные ледяные горы, которые образуются у крутых берегов, отрываются от них и многие годы плавают в океане.

Образование падунов в описании Ломоносова довольно точно соответствует образованию глетчерных айсбергов. Встреча с такими ледяными горами в море не только предвещает опасность, но, как показывает Ломоносов, свидетельствует о близости берегов, от которых они оторвались. В трактате, принимаясь излагать теорию происхождения ледяных гор, плавающих в северных морях, Ломоносов присоединяет к ним и ледяные горы «встречающиеся вероятно также в широтах южного полушария».

Основываясь на правильном заключении, что айсберги образуются у крутых берегов, М. В. Ломоносов приходит к важному выводу. Обилие встречающихся ледяных гор должно свидетельствовать о близости земли, от которой они оторвались. В южном океане замечено значительно большее количество плавающих ледяных гор, чем на севере. Это дает право сделать вывод, что в районе Южного полюса имеется большая земля, покрытая ледниками и порождающая плавучие ледяные горы.

В книге «Первые основания металлургии или рудных дел», вышедшей в Петербурге в 1763 г., во втором прибавлении «О слоях земных», в § 29 Ломоносов писал, что за полярными поясами (т. е. за Северным и Южным полярными кругами)

«...узкие долины и ущелины каменных гор покрыты вечными снегами».

А несколько ниже прямо указывает на существование южного материка:

«В близости Магелланова пролива и против мыса Доброй Надежды, около 53 градусов полуденной широты великие льды ходят, почему сомневаться не должно, что в большом отдалении острова и матерая земля многими и несходящими снегами покрыты и что большая обширность земной поверхности около южного полюса занята оными, нежели на севере».

Однако заслуга М. В. Ломоносова состоит не только в том, что он первым обосновал существование южного материка, но и впервые попытался дать научное объяснение суровости его природы. В том же параграфе прибавления «О слоях земных» Ломоносов отмечает, что на 55° южной широты на Огненной земле снег никогда не сходит не только высоко в горах, но и в ущельях и долинах. Южное полушарие более сурово, чем северное.

«Сие не дивно, для того, что на южной половине света бывает стужа сильнее, нежели на нашей полуночной. Причина тому, что зима там живет в той половине года, когда весь земной шар течёт в большем отдалении от солнца на 1/30 долю всего расстояния, то есть далее от него около пяти миллионов верст по Кассинову исчислению».

Именно потому, что во время лета на южном полушарии Земля находится на расстоянии 147 млн. км от Солнца, а во время зимы на 3,4‰ дальше, разность в годовых величинах радиации, поступающей на северное и южное полушарие, должна быть достаточно ощутимой, так как интенсивность радиации, поступающей на Землю, обратно пропорциональна квадрату расстояния от Солнца.

Теория М. В. Ломоносова о происхождении айсбергов, ого высказывания о южной земле и ее природе были широко известны ученому миру России и других государств. С теорией Ломоносова о происхождении льдов соглашались многие ученые, но были и такие, которые отвергали её. Эту теорию разделял известный английский мореплаватель Джеймс Кук, о чем можно судить по его дневникам, а ярым противником выступал немецкий натуралист Георг Форстер, участник второй экспедиции Кука. Образование айсбергов он объяснял тем, что во время штормов морские льды громоздятся друг на друга, а падающие снега ещё больше их увеличивают. Из этих рассуждений Форстер делает вывод, что в больших южных широтах никакой земли нет, а океан покрыт льдом.

Сторонники Форстера были и в России. В частности, к их числу принадлежал переводчик описания путешествия Кука Л. И. Голенищев-Кутузов, который с 1822 г. стал председателем Ученого комитета Морского министерства. Большинство же русских ученых и мореплавателей и, безусловно, все участники Первой русской антарктической экспедиции были последователями теории Ломоносова. В литературных памятниках, оставленных участниками экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева, не встречается имя Ломоносова, но в высказываниях о происхождении льдов и о существовании южного материка они повторяют и развивают его положения.

Об уверенности в существовании южного материка говорит сама организация русской антарктической экспедиции, ставившей главной задачей обретение новых земель в районе Южного полюса. Ф. Ф. Беллинсгаузен получил инструкцию морского министра, из которой следует, что министерство считало возможным существование южной земли, расположенной вблизи Антарктического полюса. Министерство предполагало, что Земля Сандвича, открытая Куком, не является большой матерой землей и может быть обойдена. После чего экспедиция должна «...пуститься к югу и будет продолжать свои изыскания до отдаленной широты, какой только она может достигнуть; употребив всевозможное старание и величайшее усилие для достижения сколько можно ближе к полюсу, отыскивая неизвестные земли, и не ослабит сего предприятия иначе, как при непреодолимых препятствиях».

В феврале 1819 г. капитан английского купеческого судна Вильямс Смит случайно обнаружил в южных водах неизвестную землю, назвав ее Новой Шетландией. Предполагалось, что, наконец, открыт южный материк. Русские об этом открытии узнали в Австралии, уже после того, как 28(16) января 1820 г. ими был действительно открыт южный материк. Поэтому у участников экспедиции Беллинсгаузена не оставалось сомнений, что географическая сенсация капитана Смита лишена оснований.

Однако в задачу русской экспедиции входило не только открытие южного континента, но и «закрытие» всех ложных представлений о нем. Курс к Новой Щетландии сразу же был взят так, чтобы обойти замеченную Смитом землю с южной стороны.

М. П. Лазарев по поводу открытия Смита в письме А. А. Шестакову сообщал:

«Но так как в Англии и, можно сказать, во всей Европе заключили, что открылась, наконец, та матерая на юге земля, которую так долго искали и существование коей сидевшие философы в кабинетах своих полагали необходимым для равновесия земного шара, то мы по одному названию Южной экспедиции обязанностью почли таковое заключение или еще более подтвердить или вовсе иное опровергнуть тем, чтобы обойти землю сию с южной стороны; а потому 23 января, придя на вид западной оконечности оной, которая находится в широте 63° 06′ S, долготе 62° 42′ W, пошли на южную сторону».

Было доказано, что Новая Шетландия только гряда островов.

Основываясь на учении Ломоносова о природе айсбергов, участники экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева были уверены, что южный материк следует искать не в средних широтах, а в высоких, где образуются льды. Они считали, что южный материк - не земля обетованная, о которой ходили легенды, а материк льда. Именно потому свои открытия Беллинсгаузен и Лазарев не отождествляли с открытием таинственной южной земли - богатой, плодородной, обитаемой в установившихся в то время фантастических представлениях, вместе с этим экспедиция должна была собрать материал для подтверждения теории о происхождении льдов.

Экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева блестяще выполнила свою задачу, она открыла шестой континент. Выводы Ломоносова практически подтверждались. Русские мореплаватели отчётливо понимали значение своего открытия. Неоднократно подымаясь к югу, в высокие широты, и наталкиваясь на ледяные берега, они были уверены, что перед ними простирался материк, покрытый льдом, от которого и отрываются айсберги.

В первый же подход к материку 28(16) января 1820 г. Беллинсгаузен записал в дневнике, что видели «сплошные льды, простирающиеся от востока через юг на запад», а дальнейший путь на юг преграждало «сплошное ледяное поле, усеянное буграми».

Об этом же М. П. Лазарев сообщил в письме к А. А. Шестакову:

«16 января достигли мы широты 69° 23′ S, где встретили матёрый лёд чрезвычайной высоты, и в прекрасный, тогда, вечер, смотря по селенгу, простирался оный так далеко, как могло только достигать зрение...».

Частые встречи с айсбергами для участников экспедиции были главным признаком близости материка. 17(5) февраля, снова подымаясь к югу и встретив на пути множество айсбергов, Беллинсгаузен, основываясь на теории Ломоносова, делает вывод:

«Видя льдяные острова, поверхностью и краями сходные с "поверхностью и краями большого вышеупомянутого льда, перед нами находящегося, мы заключили, что сии льдяные громады и все подобные льды от собственной своей тяжести и других физических причин отделились от матерого берега, ветрами отнесенные плавают по пространству Ледовитого Южного океана; прочие же островершинные льдяные острова происходят от сих последних».

А немного позднее, с 17 на 18 февраля, достигнув 69° 7′ южной широты и 16° 15′ восточной долготы, экспедиция, как и ожидалось, подошла к берегу материка. Теперь Беллинсгаузен решается об этом не только записать в дневнике, но и сообщить в официальном донесении морскому министру.

«Здесь за льдяными полями мелкого льда и островами виден материк льда, коего края отломаны перпендикулярно и который продолжался по мере нашего зрения, возвышаясь к югу подобно берегу. Плоские льдяные острова, близ сего материка находящиеся, ясно показывают, что они суть отломки сего материка, ибо имеют края и верхнюю поверхность подобную материку».

Таким образом, ясно, что уверенность Беллинсгаузена и других участников экспедиции в существовании материка основывалась на теории Ломоносова о происхождении айсбергов. Правильность этой теории подтвердили первые русские исследователи Антарктики.

 
Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Нажимая на кнопку “Отправить” Вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных

Пользовательский поиск

VK
FB
G+

Парусные супер-яхты

Научные суда

   

Карта сайта