sudno_fitariek.jpg


Флаг Мальты на корме суднаСудьба членов экипажа теплохода «SUN» драматична и, можно сказать, в определенной степени поучительна. Нет, они не были захвачены в плен сомалийскими пиратами. Но условия их труда и проживания на судне иначе, как рабскими, не назовёшь.

Сухогруз «SUN» дедвейтом 8,5 тыс. тонн, 1971 года постройки, флаг Сент-Винсент, судовладелец гражданин Турции, 25 июля с.г. прибыл в Мариупольский морской торговый порт под погрузку углём. Докеры-механизаторы оперативно, за двое суток, загрузили «иностранца». Но выход в рейс не состоялся.

С 27 июля члены экипажа объявили забастовку, требуя от судовладельца выплатить им задолженность по зарплате и создать человеческие условия проживания на судне. 3 августа председатель Конфедерации профсоюзов работников морского транспорта Грузии Анатолий Чиджавадзе обратился по телефону к председателю Профсоюза работников морского транспорта Украины Михаилу Кирееву с просьбой оказать содействие в решении проблем экипажа, т.е. юридическую поддержку. И, учитывая. что у моряков закончились продукты питания, попросил материальной помощи на приобретение самого необходимого – хлеба, круп, макарон, мясопродуктов.

Михаил Киреев принял живейшее участие в судьбе членов интернационального экипажа теплохода «SUN» - украинцев, грузин, азербайджанцев, турков. Он поручил своему заместителю, председателю Азовского регионального профкома моряков Сергею Рожкову обстоятельно разобраться в этом вопросе.

Для своевременных действий Сергей Рожков пригласил помощника инспектора ITF в Азовском регионе Николая Гольбина, который уже занимался аналогичными ситуациями.

Главная же проблема экипажа, объявившего забастовку, заключалась в том, что моряки не имели индивидуальных трудовых договоров-контрактов. Поэтому арестовать в Украине судно за долги оказалось невозможным.

Все члены экипажа – 8 грузин, 5 азербайджанцев, 3 украинца и 3 турка – нанимались на работу, в основном, не через крюинговое агентство, а через каких-то «маклеров».

Старпом, азербайджанец, например, подписал контракт в Стамбуле, другие точно не могут сказать, оформляли контракт или нет – что-то подписывали. По крайней мере, на руках у них необходимых документов не было. Поэтому юридических оснований для подтверждения, на каких условиях они были наняты, и как разрешить этот трудовой спор в судебном порядке, то есть арестовать судно, через суд Украины, у наших морских юристов не было.

3 августа, в понедельник, почти весь экипаж ( 15 из 19 человек) собрался в Азовском региональном профкоме моряков. Председатель АРПКМ Сергей Рожков и помощник инспектора ITF Николай Гольбин провели с моряками встречу, разъяснили им права, какое законодательство действует на территории судна «SUN», порекомендовали, что им предпринимать.

Моряки решили блокировать судно и не пускать на борт сменный экипаж, потому что судовладелец решил по частям заменить команду – украинцев, азербайджанцев, грузин – в Мариуполе. Турок – в Трабзоне (Турция).

Сейчас гружёное углём судно стоит у причала. Судовладелец, терпящий убытки, на днях срочно прилетел из Турции в Мариуполь, чтобы любыми путями «вытолкнуть» сухогруз из порта, не идя ни на какое удовлетворение требований экипажа.

На судне минимальный запас топлива, к тому же в трюмы угля принято столько, что притопленной оказалась грузовая марка, и портнадзор не даёт «добро» на отход судна.

Все энергопотребители – холодильные камеры, кондиционеры, электроплита на камбузе - отключены. Моряки не могут даже помыться, вскипятить воду в электрочайнике. Люди живут в нечеловеческих условиях. Поэтому они и обратились за помощью в Профсоюз работников морского транспорта Украины, к его председателю Михаилу Кирееву.

В Мариуполе председатель АРПКМ Сергей Рожков, организовавший встречу с отстаивающими свои права моряками, детально разобрался в их ситуации и при поддержке Михаила Киреева принял решение оказать братскую помощь морякам. Решено безвозмездно выделить из бюджета Фонда социальной защиты моряков Азовья 5000 гривен, из расчёта 5 долларов США на человека в сутки в гривневом эквиваленте, чтобы члены экипажа «SUN» могли в течении семи дней ходить на рынок и закупать необходимые продукты питания.

За это время они надеются решить с судовладельцем проблемы по выплате задолженности по зарплате, которая составляет 44 тысячи долларов США. За последние три месяца, со дня прихода на судно, моряки не получали ни цента. Недавно пришла замена капитану, видимо, с той целью, чтобы как-то урегулировать спорные вопросы с экипажем.

Но положительных сдвигов как не было, так и нет – топливо на исходе, продуктов питания не закупают, зарплату морякам не выплачивают.

Убытки, в связи с простоем судна в грузу, турецкий судовладелец хочет переложить на экипаж.

Моряки же своими действиями пытаются заставить его рассчитаться с ними по долгам и не желают дальше сотрудничать с таким судовладельцем. Людям даже не говорят, в какую сумму в сутки обходится их скудное питание.

Вот что обо всём этом говорили на встрече с Сергеем Рожковым сами члены экипажа теплохода «SUN».

Вначале я скажу об экипаже. Очень дружный, несмотря на то, что в нём люди из разных стран и разной национальности: азербайджанцы, грузины, украинцы, турки – одна семья.

Судовладелец открытым текстом сказал, что хочет по частям расколоть экипаж. Провоцирует нас, хочет поссорить на национальной основе.

Туркам говорит, что это украинцы и грузины устроили забастовку, мы их спишем, а вы не поддерживайте бунтовщиков. Я привёз 10 тысяч долларов (почему же продуктов питания не закупает!?), заплатим только вам.

Но у него ничего не получится. У нас такой установился принцип: один за всех и все – за одного! Своего мы добьёмся.

Какие условия труда на судне? Я нигде такого не видела, чтобы люди работали больше, чем надо, и никто ничего им не оплачивал – на каждой стоянке, после вахты, за зачистку трюмов и так далее. За выполненную работу во время несения вахты или овертайм морякам на других судах платят. Здесь же такого нет.

Люди – голодные, немытые – вкалывают по 24 часf в сутки, и никто им ничего не платит. Собственник судна, наоборот, даже урезал зарплату, кому-то на 100 долларов, некоторым больше. Чтобы прилететь самолётом в Турцию, я потратила на билет 300 долларов, которые пришлось занять, а мне хозяин говорит, что знать ничего не хочет и деньги не возвратит, хотя раньше обещал всё компенсировать.

Мы никому не нужны на судне. В Трабзоне агент привёз нам мешок муки, немного кабачков и семь штук кур. Говорит, в Турции продукты дорогие, а в Украине дешёвые, мы вам в Мариуполь перечислим деньги, там всё необходимое закупите.

27 июля судно загрузилось, скоро отход, а ни обещанных денег, ни продуктов нет. Я спрашиваю капитана: «Когда подвезут продукты?», а он отвечает: «Я не знаю ничего». Вся команда сидит уже неделю только на фасоли и рисе. Экипаж без продуктов питания и выплаты зарплаты выходить в рейс отказался.

Натиг Халимов,г. Баку:старший механик: - Судну 38 лет. Всё проржавело, в ремонте, который был три месяца назад в Тузле (Турция), ничего не сделано, повсюду течи. Приходим из Мариуполя в Трабзон – в трюмах уголь подмочен, внизу вода. В рейсы выходить опасно.

Порт стейт контроль уже предупреждал, что арестует судно. Судовладельцу говорим, а он нас не слышит. Когда недавно прилетел сюда, в Мариуполь, стал угрожать, мол, на нас уже завели уголовное дело за простой судна и что нас силой выкинут из кают. С 27 июля он ни копейки нам не заплатит, сколько бы мы ни бастовали…”

Виктория Журавель, буфетчица, г. Одесса, отрабатывает свой первый контракт: - Нас всё время держат на голодном пайке. Когда выходили после ремонта, нам сказали: “Как-нибудь перебейтесь с продуктами, а когда сделаете первый рейс, будут деньги, и всё, что нужно для питания, закупим».

Вот так одними обещаниями и кормят. А у ребят, сами знаете, физическая работа, тяжёлая, нужно полноценное питание. Даже элементарные предметы личного туалета не за что купить.

Когда пришли в Мариуполь, у нас не было ни питания, ни воды для мытья – ничего. Капитан сам ходил по каютам и просил членов экипажа скинуться на еду того же экипажа. За это его, наверное, и списали.

Три дня назад Галина Николаевна, повар, пошла в город и на свои оставшиеся из дома деньги купила гречки, колбасы, чтобы хоть немного покормить людей.

Олег Марей, уроженец Днепродзержинска, третий механик: – Мы пришли на судно, кода оно находилось в ремонте в Тузле (Турция). Обстоятельства сложились так, что пришлось согласиться на все условия судовладельца.

Чтобы уложиться в сроки, отведённые на ремонт, работали почти без отдыха. Ночью красили машинное отделение, ремонтировали механизмы и системы, выполняли сварочные работы.

Питание было плохое, о бытовых условиях говорить не приходилось – 28 человек экипажа, спали в каютах по 2-3 человека. Над нами стояли наблюдатели судовладельца, контролировали всё, в буквальном смысле смотрели, кто сколько съест, хотя мы, люди советского воспитания, понимали: раз надо, значит, сделаем и нечего к нам приставлять надсмотрщиков.

Никаких овертаймов хозяин нам не оплатил. Словом, работали в рабстве…

Попал Олег Марей на это «старое корыто» не по своей охоте. Ему позвонил старший механик и сказал, что на газовоз требуется второй механик, оклад 2500 долларов США, экипаж украинский. Ускоренно оформил все сертификаты, встретился с Галиной Лабудяк (в агентстве сказали, что она тоже член будущего экипажа газовоза) и срочно вылетели в Стамбул.

В аэропорту их никто не встречал. Около пяти часов ждали агента. Потом долго оформляли визы и лишь к 21.00 их привезли в помещение агентства, где пришлось кантоваться трое суток. Наконец, явился судовладелец и сказал, что с газовозом пока проблемы, можете лететь домой или на несколько месяцев пойти на теплоход “SUN”.

Олегу Марею предлагалась должность не второго, а третьего механика, и он, понесший материальные затраты, вынужден был согласиться.

Примечательный факт, характеризующий условия труда на сухогрузе и взаимоотношения судовладельца и членами экипажа: за последние три месяца на судне сменилось семь капитанов, причём все они по национальности турки, как и владелец теплохода “SUN”.

Последнему списавшемуся капитану не заплатили ничего. Людям на судне создают такие невыносимые условия, что они уходят, так и не получив деньги за отработанные месяцы.

Чтобы наняться на работу, им пришлось какому-то маклеру или клерку из крюингового агентства наперёд отдать месячную зарплату. Вот такая она, подфлажная жизнь.

Подводя итог встречи с членами экипажа теплохода “SUN”, Сергей Рожков сказал:

- Цель наша – обеспечить жизнедеятельность экипажа, помочь морякам отстоять свои трудовые права и экономические интересы. Законодательство Украины и отсутствие контрактов у членов экипажа “SUN” не позволяют нам принять более жесткие меры, то есть в судебном порядке решить этот спор, поэтому наш морской адвокат Николай Гольбин поддерживает постоянную связь с моряками, нуждающимися в помощи.

Мы обратились в Центральный совет ПРМТУ, к инспектору ITF в Украине Наталье Ефрименко, в Лондон - в консультационно-аналитический Центр помощи морякам ITF.

Там дали необходимую консультацию. Но когда узнали, что у членов экипажа нет законной основы – индивидуальных трудовых контрактов и не известны условия найма моряков, то с сожалением констатировали: нет юридических оснований через суд арестовать этот теплоход. То есть экипажу, в составе которого граждане четырёх государств, и дальше придётся оказывать давление на недобросовестного судовладельца забастовкой, отказом выхода судна в море.

Мы как братский профсоюз Грузинского профсоюза моряков, который к нам обратился, и также является членской организацией ITF, как и ПРМТУ, оказали потерпевшей стороне юридическую консультацию и материальную поддержку.

Как дальше будут развиваться события на теплоходе “SUN”, покажет время. Но есть надежда, что трудовой спор разрешится в пользу мужественных и стойких моряков.

 

На этом можно было бы поставить точку. Однако в создавшейся ситуации удивляет неосведомленность и правовой нигилизм членов экипажа. В некоторых так называемых контрактах моряков содержатся только общие фразы, нет юридического адреса ответчика (написано г.Стамбул), даже нет фамилии, имени и отчества моряка, с которым заключается этот контракт, только внизу стоит его подпись. Что же моряк подписал? Естественно, юридической силы такой «документ» не будет иметь ни в одной стране. Это морякам следовало бы знать в первую очередь…

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Нажимая на кнопку “Отправить” Вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных

Пользовательский поиск

VK
FB
G+

Парусные супер-яхты

Научные суда

   

Карта сайта